Жизнеописание архиепископа Марселя Лефевра

Марсель Лефевр родился в Туркуане во Франции 29 ноября 1905 г. в семье, подарившей Церкви, с 1738 г., пятьдесят своих членов, среди которых кардинал, несколько епископов, множество священников и монашествующих.

По крещении новорождённого его мать, Габриель Лефевр, произнесла: "Он сыграет большую роль в Риме, рядом со Святейшим Отцом". Из восьми её детей двое стали священниками-миссионерами, три дочери вступили в разные монашеские конгрегации, а трое младших создали большие семьи.

Марсель окончил коллеж Святейшего Сердца в Туркуане. Каждый день в 5.30 утра он прислуживал на Мессе в приходе, был активным членом Общества Св. Винсента, оказывал помощь больным.

Атмосфера семейного дома и хорошие школьные учителя в коллеже хорошо способствовали подготовке к призванию священника. После подготовительного курса он поступил во Французскую семинарию в Риме, и защитил в Григорианском Папском Университете докторские диссертации по философии в 1925 г. и по богословию в 1929 г. Рукоположен в священники 21 сентября 1929 г. и был направлен викарием в приходскую церковь в промышленном пригороде Лилля Маре-де-Ломм.

Письма брата Рене, уже находившегося тогда в Африке, стали решающими в его решении вступить в 1931 г. в новициат отцов Святого Духа. После своих первых обетов он отправился в своё большое миссионерское плавание: в октябре 1932 г. судно "Фуко" взяло курс на Габон.

С 1934 г. о. Марсель преподаёт в семинарии в Либервилле догматику и Священное Писание. Ему удавалось быть одновременно преподавателем, казначеем, печатником, водопроводчиком, электриком, водителем… Быть может, уже тогда в его голове вырисовывался образ будущих священников Братства. Тогда же он разработал систему образования, благодаря которой из рядов его семинаристов вышли трое епископов и двое глав государства.

Его мать умерла в 1938 г., а отец – в 1944, после года мук и лишений в нацистском концлагере в Зонненбурге.

Провинциал конгрегации во Франции отозвал о. Лефевра, чтобы тот возглавил новициат конгрегации в Мортане, а 18 сентября 1947 г. он был рукоположен в епископы в своём родном городе. Хиротонию совершили кардинал Льенар, его бывший начальник в Габоне епископ Форе и епископ Ансель. Официальный орган Ватикана "L'Osservatore Romano", (французское издание, июль 1976 г.) вспоминает, что "в 1947 г. молодой епископ-миссионер Марсель Лефевр вдохнул новую жизнь в деятельность Церкви, закладывая новые центры католической веры, (…) и его созидательная работа в Африке оставила глубокий след".

В Африке архиепископ Лефевр, будучи первым Архиепископом Дакарским и Апостольским делегатом Папы Пия XII для всей франкоговорящей Африки, создал четыре Епископских Конференции, двадцать одну новую епархию и апостольскую префектуру и открывал семинарии по всей своей обширной юрисдикции. Он развивал католическую печать, создавая современные типографии, организовал Католическое Действие во всей его полноте. Он открывал больницы, школы для двенадцати тысяч детей и заботился о начале деятельности на всей территории европейских монашеских орденов. Первый в Африке Кармель был основан в Себикотане по его настоянию, и также он открыл первый бенедиктинский монастырь – конгрегацию Солема – в Габоне.

Его ежегодные визиты к Папе Пию XII расположили Папу к активной поддержке миссий, а его сведения и советы легли в основу величественной энциклики "Fidei Dominum", придавшую новые силы миссионерской деятельности по всему миру.

В то время Дакар был крупнейшим городом Французской Африки, насчитывавший полмиллиона жителей, 90 % которых были мусульманами или анимистами. Новые идеи, приносимые солдатами из Индокитая, революционное мировоззрение, привносимое студентами и учителями из Франции, а также прозелитизм протестантских сект, делал задачу епископа значительно труднее. Он старался построить подлинную христианскую цивилизацию, собственным примером, в личном общении с клириками и верными и через пастырские послания. Последние заслуживают особого упоминания; в своих письмах он затрагивал темы религиозного невежества, католических семей, социальные и экономические проблемы, коммунизм, материализм и пр. В 1962 г., после пятнадцати лет во главе архиепархии он оставил эту должность одному из своих духовных детей, будущему кардиналу Тиандуму.

В том же году Папа Иоанн XXIII произвёл его в Ассистенты Папского Трона и Римского Двора и назначил его в епархию Тюля во Франции. В течение шести месяцев он мог наблюдать состояние Церкви в одном из самых языческих регионов Франции. Как всегда практичный и целеустремлённый, во время, когда другие прелаты были полны несбыточных мечтаний о том, какими будут священники 21 века, он проявил особую заботу о своём духовенстве и предложил своим священникам жить вместе маленькими сообществами за городом, чтобы так стимулировать их духовную жизнь. Когда молодой викарий попросил перевести его в большой город, чтобы "ему было чем заняться", новый епископ ответил ему: "Прилежно совершайте Мессу, и этого достаточно, чтобы выполнить самое главное в вашем повседневном служении".

В июле 1962 г. Генеральный Капитул отцов Святого Духа, важнейшей миссионерской конгрегации Церкви, избрал его Генеральным Настоятелем на двенадцать лет. В то же самое время Папа назначил его членом Подготовительной Комиссии II Ватиканского Собора, для совместной работы над документами, предложенными Отцам на обсуждение.

Во время заседаний Центральной Комиссии архиепископ публично возражал против присутствия в подкомиссиях некатоликов и таких сомнительных личностей, как о. Ганс Кюнг, Ранер, Конгар, Шиллебеекс и им подобные. Кардинал Оттавиани сообщил ему, что их присутствия захотел сам Папа! О. Шиллебеекс писал в то время: "Сейчас мы выражаемся в дипломатической манере, но после Собора мы извлечём из соборных текстов те выводы, которые они в себе таят". И они сделали это, как все мы прекрасно знаем!

Вместе с епископами Морсильо (Мадрид), Кастро Майером (Кампос). Де Проенса-Сиго (Диамантина) и другими 250 прелатами, архиепископ Лефевр создал внутри Собора "традиционалистскую бригаду", "Cœtus Internationalis Patrem", включивший традиционалистских Отцов, пытавшихся остановить превосходящее влияние богатого и популярного модернистского крыла, возглавляемого кардиналом Беа. Кардинал Беа, бывший исповедник Папы Пия XII, был в то же самое время решающим орудием еврейско-масонской секты, призванным добиться от Собора принятия текстов "Dignitatis Humanæ" и "Nostra Ætat?". После избрания Павла VI, открыто поддержавшего либеральное крыло, стало очевидно, что и без того двусмысленные документы будут интерпретированы с модернистской точки зрения. Систематически снижая влияние традиционалистов и противясь принятию любой декларации, способной "ранить" некатоликов (как и документа против коммунизма), Павел VI  благословил прелюбодейный союз между либеральными концепциями человека и сообщества и Католическим Учением. Как неслдовжно догадаться, на головы членов традиционалистского "Cœtus" обрушились суровые гонения. Кардинал Лефевр, двоюродный брат архиепископа и один из самых видных либералов Франции, заявил: "Мы никогда не простим Марселя Лефевра".

В 1968 г. отцы Святого Духа созвали чрезвычайный Генеральный Капитул для пересмотра конституций конгрегации в духе Собора. Когда архиепископ Лефевр, перед лицом скрытой революции на капитуле, начал протестовать перед Конгрегацией монашествующих, ему дружески посоветовали взять длительный отпуск, как это уже сделал в подобной ситуации генеральный настоятель редемптористов. Вместо этого архиепископ подал прошение об отставке, которая была принята спустя два дня. Монсеньёр Лефевр поселился в Риме, в качестве капеллана женского монастыря.

Свободный от всех обязанностей, старый миссионер, отвечая на просьбы группы семинаристов, которые не могли более выносить занятий во Французской семинарии в Риме, основал в июне 1969 г. Семинарию Святого Пия X во Фрибурской епархии в Швейцарии, с разрешения местного епископа, монсеньера Шарьера.

В следующем году монсеньёр Шарьер подписал, 1 ноября 1970 г., канонический декрет, утверждающий в его епархии Священническое Братство Святого Пия X.

18 февраля 1971 г. кардинал Райт, префект Конгрегации Клира, направил монсеньеру Лефевру хвалебное письмо.

6 июня [1971 г.] состоялась церемония благословения первого камня международной семинарии Святого Пия X в Эконе.

Четыре дня спустя монсеньер Лефевр объявил семинаристам, что решил отвергнуть новое чинопоследование Мессы, подвергнутое серьезной критике со стороны кардиналов Оттавиани и Баччи.

Декларация от 21 ноября 1974 г. вызвала бурю.

Рим направил с 11 по 13 ноября 1974 г. двух апостольских визитаторов в Экон для канонического визита.

13 февраля и 3 марта 1975 г. монсеньёр Лефевр ездил в Рим, где встречался с кардиналами Гарроном, Райтом и Таберой, к которым был вызван, и констатировал, что оказался перед лицом настоящего трибунала, незаконно образованного.

15 мая 1975 г. монсеньёр Мами, преемник монсеньера Шарьера, решил взять назад данное Братству разрешение. Монсеньёр Лефевр направил апелляцию на это решение в Трибунал Апостольской Сигнатуры. Этой апелляции оказал противодействие государственный секретарь кардинал Вийо.

Последовали многочисленные контакты и обмены письмами между монсеньёром Лефевром и римскими властями, в том числе и с Папой Павлом VI. Требования всегда оставались одни и те же: принять Собор и новую Мессу. Без этой уступки Рим не соглашался официально восстановить Братство и запрещал монсеньёру Лефевру совершать священнические рукоположения. Тем не менее, монсеньёр посвятил 29 июня 1976 г. в сан двенадцать священников.

Рим ответил отрешением от священнодействий, запретив монсеньеру Лефевру служить Мессу.

29 августа [1976 г.], перед телевизионными камерами и представителями мировой прессы, монсеньёр отслужил в Лилле Мессу, в которой участвовало 8 тысяч верующих.

В сентябре того же года, несмотря на противодействие кардинала Вийо, монсеньёр Лефевр был принят папой Павлом VI в Кастель-Гандольфо. Он услышал обвинение в том, что заставляет своих семинаристов приносить присягу против Папы, что было, разумеется, неправдой. Папа сделал ему также упрек за его позицию в отношении Собора и за отказ подписать два документа Второго Ватиканского Собора, в том числе документ о религиозной свободе. "Вы против Папы,– говорил он,– Вы хотите занять мое место".

Эта встреча не имела никаких конкретных последствий.

Но, несмотря на санкции и даже отступничество, проявившееся среди преподавательского состава и семинаристов, Экон не прекратил принимать новых молодых людей, прибывающих не только из Франции, но и из других стран. Двенадцать священников и шестнадцать диаконов были рукоположены в 1977 г., пятнадцать – в 1977 г., восемнадцать – в 1978 г. и двадцать один – в 1979 г.

Монсеньёр основал другие семинарии: в Цайтцкофене в Германии, в Ридженфельде в Соединенных Штатах, в Ла Реха в Аргентине.

Основывались приораты, генеральная резиденция обосновалась в Риккенбахе в Швейцарии. Сегодня Братство, представленное в двадцати трёх странах, насчитывает девяносто шесть приоратов, сто тридцать девять священников и двести тридцать семинаристов, размещенных в шести международных семинариях, в том числе в семинарии Святого Арсского Пастыря во Флавиньи (Франция).

Сношения с Римом, тем не менее, никогда не прерывались. Спустя месяц после своего избрания, Папа Иоанн Павел II согласился дать частную аудиенцию монсеньеру Лефевру. "Надо все привести к соглашению",– сказал он.

После произнесенной 29 июня 1987 г. во время священнических рукоположений проповеди, в которой монсеньёр Лефевр объявил о своем намерении рукоположить епископа, который бы стал его преемником, Рим отреагировал немедленно.

По просьбе кардинала Ратцингера монсеньёр прибыл в Рим для встречи 14 июля. 28-го числа кардинал написал монсеньёру и предложил направить в Братство кардинала-визитатора с целью поиска для него наиболее удовлетворительной правовой формы. Он гарантировал возможность использования литургических книг 1962 г., право готовить и рукополагать семинаристов... Короче говоря, "кое-что изменилось в Риме", как заметил, с осторожностью, монсеньёр Лефевр.

Затем последовало назначение кардинала Ганьона, как официального представителя Святого Престола, направляемого с канонической миссией. Вспоминают, что кардинал-визитатор и его сотрудник, монсеньёр Перль, живо реагировали на то, что они имели возможность наблюдать, заявляя, что видят в Традиции и ее плодах опыт по восстановлению Церкви.

После завершения этой визитации, проходившей в Швейцарии, Франции и Германии, кардинал Ганьон, монсеньёр Перль и монсеньёр Лефевр собрались 7 декабря в Эконе. Во время этой встречи монсеньёр Перль зачитал свои замечания, которые он предполагал включить в рапорт об Эконской семинарии. Они были исключительно хвалебными.

В Золотой книге Эконской семинарии кардинал Ганьон и монсеньёр Перль сделали следующую запись: "Пусть Непорочная Дева услышит наши горячие молитвы о том, чтобы дело воспитания, чудесно осуществляемое в этом доме, навсегда обрело свой блеск в Церкви".

Монсеньёр Лефевр так никогда и не получил копию рапорта, который кардинал Ганьон представил Папе 5 февраля 1988 г.

Тем временем, в послании от 18 марта, кардинал Ратцингер предложил провести встречу между двумя экспертами Святого Престола и двумя экспертами Братства (одним богословом и одним специалистом по каноническому праву). Предложение о встрече было немедленно принято монсеньёром Лефевром, и священники Бернар Тиссье де Малере и Патрис Ларош участвовали 13, 14 и 15 апреля в собеседованиях с представителями Святого Престола. Встречи завершились выработкой протокола о соглашении, подписанного 5 мая, в праздник святого Пия V, сперва кардиналом Ратцингером, а затем монсеньёром Лефевром.

Этот протокол содержал приемлемую, в крайнем случае, доктринальную декларацию, а также предусматривал урегулирование положения Братства, обещая "рукоположение в епископы члена Братства, которому, наряду с прочими задачами, будет поручено совершать рукоположения священников". С другой стороны, протокол предоставлял традиционалистам только два места в составе Римской комиссии под председательством кардинала Ратцингера. Эта комиссия должна была устроить признание Братства, как "Общества апостольской жизни" понтификального права.

Но вечером, после размышлений и молитв, монсеньёр Лефевр, почувствовав западню, начал настаивать перед префектом Конгрегации Вероучения, чтобы дата епископского рукоположения была назначена на 30 июня и не переносилась. "Если ответ будет отрицательным,– указывал монсеньёр,– я буду считать себя, по совести, обязанным совершить епископское рукоположение, опираясь на согласие, данное Святым Престолом в протоколе".

В часы, последовавшие за получением этого письма, кардинал Ратцингер направил монсеньёру Лефевру ответ, в котором просил его пересмотреть свою позицию и возвещал свое решение отсрочить публикацию коммюнике, составленного по результатам протокола. К этому заявлению был приложен проект послания с изъявлением покорности, которое кардинал побуждал монсеньера отправить Святому Отцу.

24 мая монсеньёр Лефевр еще раз встретился с кардиналом Ратцингером и в тот же день написал ему письмо, в котором просил его дать до 1 июня ответ по двум конкретным пунктам: рукоположение епископов 30 июня и большинство членов от традиционалистов в составе Римской комиссии.

В письме, датированном 30 мая, кардинал Ратцингер отвергал просьбы основателя Эконской семинарии в том, что касалось состава Римской комиссии и назначения даты епископских рукоположений на 30 июня, предлагая дату 15 августа для рукоположения одного епископа. Он заявлял, кроме того, что не удовлетворен представленными кандидатами, и побуждал монсеньера положиться с доверием на Святого Отца. Кардинал выражал мнение, что будущий епископ должен иметь облик, желательный Риму.

2 июня монсеньёр Лефевр обратился к Папе и выразил ему свое убеждение, что "время искреннего и эффективного сотрудничества еще не пришло".

Прелат продолжал: "Ввиду отказа в наших просьбах, и ввиду того, что, очевидно, для Святого Престола цель примирения является иной, нежели для нас, мы предпочитаем подождать более благоприятного времени, когда Рим вернется к Традиции. Вот почему, мы сами изыскиваем средства для продолжения дела, возложенного на нас Провидением, будучи уверены, на основании письма Его Высокопреосвященства кардинала Ратцингера, что епископское рукоположение не противно воле Святого Престола, коль скоро давалось согласие на 15 августа".

Иоанн Павел II ответил 9 июня, призывая монсеньёра Лефевра "отказаться от своего намерения, которое, в случае осуществления, будет актом раскола".

16 июня Нунциатура в Берне доставила monitum, торжественное уведомление Папы монсеньёру Лефевру, сообщающее о наказаниях, которые он навлечет на себя, рукоположив 30 июня четырех епископов.

Более десяти тысяч человек, при наличии трехсот священников, монашествующих и семинаристов из Экона, Цайтцкофена и Флавиньи, делегаций со всего мира, трехсот журналистов, присутствовали на совершенном монсеньёром Лефевром, вместе с монсеньором де Кастро Майером, рукоположении четырех епископов: Ричарда Вильямсона, Бернара Тиссье де Маллере, Альфонсо де Галаррета и Бернара Фелле.

Церемония еще не была завершена, как в зале для прессы в Ватикане было объявлено об отлучении latæ sententiæ шести епископов. Монсеньёр улыбался и был спокоен.

FSSPX в Белорусии