О нерасторжимости христианского брака

Нерасторжимость таинства брака — одно из основных начал христианской морали. Действительный, завершенный таинством и супружеским сожительством, христианский брак нерасторжим в силу Божеского закона, воли Христовой.

Иисус Христос отменил Моисеев закон, допускавший расторжение брачных уз; в христианстве нет развода и кто женится на разведенной, тот прелюбодействует (Мф. V; 31. 32). Спаситель восстановил первоначальной закон ненарушимости брака. И приступили к Нему фарисеи, и, искушая Его, говорили Ему; по всякой ли причине позволительно человеку разводиться с женою своею? Он сказал им в ответ: не читали ли вы, что сотворивший в начале мужчину и женщину сотворил их и сказал: посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью; так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает (Мф. XIX; 3–6). Кто разведется с женою своею и женится на другой, тот прелюбодействует от нее; и если жена разведется с мужем своим и выйдет за другого, прелюбодействует (Мк. X; 11, 12). Евангелист Лука тоже приводит эти безусловные и грозные слова Христовы (XVI; 18). Правда, Евангелист Матвей приводит оговорку «кроме вины прелюбодеяния»; но кощунственно предполагать, что Спаситель противоречит самому Себе и берет обратно сказанное им о безусловной, не терпящей исключения нерасторжимости брака (Мк. X и Лк. XVI); поэтому эту оговорку можно понимать толь¬ко, как относящуюся к прекращению сожительства, но отнюдь не к расторжению самих брачных уз; тогда становятся понятными слова Христовы о том, что всякая женитьба на разведенной есть прелюбодеяние.

Апостол Павел, ссылаясь на заповедь Христову, определенно отстаивает нерасторжимость брака. А вступившим в брак не я повелеваю, а Господь: жене не разводиться с мужем, если же разведется, то должна оставаться безбрачной, или примириться с мужем своим; мужу не оставлять жены своей... Жена связана законом, доколе жив муж ее; если же муж ее умрет, свободна выйти, за кого хочет (I Кор. VII; 10, 11, 39). Итак, расторжение брачных уз немыслимо до смерти одного из супругов. Даже, если жена «разведется», ее муж остается ее мужем, и она должна стремиться к примирению с ним.

Тот же Апостол в послании к Ефесянам пишет: Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу, потому что муж есть глава жены, как и Христос Глава Церкви, и Он же Спаситель тела; но как Церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем... (V; 22–33). Апостол сравнивает брачный союз христиан с союзом Христа с Церковью: этот последний союз — главенство Христа в Церкви — нерасторжим; поэтому нерасторжим и христианский брак. Кто допускает расторжение брачных уз через развод, тот косвенно отрицает догмат о Христе, Главе Церкви.

То же учение мы находим у Святых Отцов; Супруга ни под каким предлогом не должна соглашаться на расторжение брачного союза», пишет Святой Василий Великий. (Бес. 7 на Шестоднев, изд. Моск. Дух. Акад , 1891, I стр. 111). Св. Иоанн Златоуст угрожает Страшным Судом тем, кто руководится императорскими византийскими законами, допускавшими развод (Минь, 51, ст. 219, 228); законы эти языческого происхождения. Блаженный Августин говорит, что развод от диавола (Толк. 9 на Иоан.). Св. Феодор Студит претерпел долголетние гонения и тюрьму за то, что он отстаивал нерасторжимость христианского брака.

Из сказанного следует, что никакая власть на земле, не исключая папы или вселенского Собора, не имеет права расторгать подлинные «завершенные» христианские браки: что Бог сочетал, того человек да не разлучает. В то время, как во всех отпавших от Церкви христианских общинах допускается расторжение брачных уз, одна только Католическая Церковь никогда не соглашается на это попрание святого таинства брака; она не дает никому развода. Скорее, чем согласиться на какие либо сделки в этой области, Церковь всегда была готова на величайшие жертвы. Церковь расторгает только кажущееся, недействительные «браки»: она заботится о том, чтобы внебрачные сожительства, имеющие лишь внешнее сходство с браком, не заменяли подлинных браков. Когда Рим объявляет так называемые nullitas matrimonii, то это не есть расторжение существующего брака, а каноническое заявление, что в данном случае брака никогда не существовало и что лица, которых это касается, должны или расстаться или, если нет препятствий со стороны природного нравственного закона и они этого желают, — вступить в действительный брак.
Разводы, даваемые в христианских некатолических общинах, конечно, недействительны.


свящ. С. Тышкевич КАТОЛИЧЕСКИЙ КАТИХИЗИС Саtéсhisme Саthоliquе