О браке

Брак есть обоюдное соглашение, по которому мужчина и женщина соединяются с целью основания новой семьи, воспитания детей и взаимной поддержки. Таинство брака есть тот же договор между крещеными, возведенный Иисусом Христом до святости таинства.

Существенное в браке это соглашение, в котором мужчина и женщина берут на себя определенные обязательства. Для действительности этого соглашения требуется, чтобы оно было:

1)Искренним и вполне свободным; все то, что исключает свободу — насилие, например, — делает брак недействительным в основе своей.

2) Выраженным внешними недвусмысленными знаками, по возможности словами.

Главная цель брака — рождение и воспитание детей; второстепенная цель — взаимная поддержка.

Христианский брак есть подлинное таинство Нового Завета.

В своем послании к Ефесянам (V; 25–33) Апостол Павел изображает брачный союз мужчины и женщины, как священный символ союза Христа с Церковью, а единение Христа с Церковью — как высшую норму христианского брака. Этим сравнением Апостол указывает на то, что брак рассматривался им, как подлинное таинство. Действительно, в этом сравнении:

1) Брак является символом благодатного единения.

2) Символ этот производить благодать, ибо союз на подобие бесконечно святого единения Христа с Церковью немыслим без помощи особой благодати.

3) Предполагается божественное установление, ибо благодать может быть дана символическому действию только в силу божественного установления, Божьего всемогущества.

Святой Афанасий, святой Иоанн Златоуст и другие Отцы говорят о христианском бракосочетании, как о торжественном обряде, дающем особую благодать.

В христианском браке взаимный договор и таинство неразрывно связаны друг с другом; таинство не добавляется внешним образом к взаимному соглашению, а изнутри освящает его. Поэтому, для христиан гражданский брак недействителен и допустим только как юридический акт, имеющий лишь последствия гражданского свойства.

Существенные черты христианского брака это — единство и нерасторжимость. Единство состоит в том, что брачный союз есть союз только одного мужчины с одною женщиною; многоженство и многомужие безусловно недопустимы в христианстве и являются вопиющим преступлением. Но если первый союз прекратился вследствие смерти одного из супругов, то другой супруг может вступить в новый брак: Жена связана законом, доколе жив муж ее; если же муж ее умрет, свободна выйти за кого хочет, только в Господе (I Кор. VII; 39). О нерасторжимости брака мы будем говорить в следующей главе.

Брак есть «таинство живых», т. е. предполагает наличие освящающей благодати у брачующихся. Но это таинство умножает в них освящающую благодать и сообщает им особую «благодать таинства», необходимую для святого исполнения многочисленных супружеских обязанностей. Эта благодать воспринимается тем лучше, чем чище предрасположения и намерения принимающих таинство.

Совершителями таинства брака являются сами вступающие в брак. Священник не совершает, а только благословляет брак и является свидетелем от лица Церкви. Что сами брачующиеся являются со-вершителями таинства брака, это видно из того, что издревле Церковь в некоторых случаях допускала действительность брака, заключённого в отсутствие священника; изгнанники, например, в течение долгого времени лишенные возможности видеть священника, могут вступить в действительный брак. Тем не менее брак, заключенный без священника в обыкновенных условиях и вопреки воле Церкви, будет недействительным. Христианский брак не есть простой договор, но договор, возведенный до уровня таинства; поэтому все правила, касающиеся действительности или позволительности его, должны исходить от церковной власти, и верующие должны им подчиняться. Конечно, Церковь не имеет права признавать действительными браки, которые недействительны в силу природного нравственного закона («брак» отца с дочерью, сестры с братом и т. п.) или положительных заповедей Господних; но в пределах, определенных Божескими законами, Церковь уполномочена определять условия действительности брака, устанавливать или устранять «препятствия» к браку.

Божеские законы, касающиеся брака (нерасторжимость, единство) безусловно обязательны для всех христиан. Церковное, каноническое право может быть различно в разных католических обрядах.

Там, где существует канонически основанный приход восточного обряда, его прихожане должны обращаться за благословением их брака к своему настоятелю; где нет такого прихода, — к настоятелю местного латинского прихода, в пределах которого невеста имеет свое местожительство. Если брачующиеся — католики различных обрядов, следует обращаться к настоятелю прихода жениха: обряд жениха должно предпочитать обряду невесты. Если только один из брачующихся католик, то бракосочетание надо совершить в его обряде.

Там, где нет прихода восточного обряда, но есть священник этого обряда, бракосочетание восточных католиков можно совершать в латинской церкви, но, по возможности, по восточному обряду.

Препятствия к действительности брака, определенные древним восточным каноническим правом (например, простое обручение, или родство до 6–ой или 7–ой степени), имеют силу для католиков восточного обряда; при этом следует руководиться постановлениями восточных поместных соборов, одобренными Святым Престолом. В странах, где они не имеют собственного епископа, католики восточного обряда должны обращаться за освобождением от препятствий к браку к местному католическому епископу, заявляя при этом, что они принадлежать к восточному обряду.

Браки своих чад с иноверцами (язычниками, мусульманами и т. д.), заключенные без согласия церковной власти, Церковь не признает действительными. Браки с христианами не католиками действительны, но запрещены Церковью вследствие» огромного вреда, который эти браки обыкновенно причиняют супругам и их детям (напр., религиозное равнодушие). Церковь иногда дает разрешение на такой брак, но весьма неохотно и притом только в том случае, если некатолическая сторона дает обещание не препятствовать католическому супругу (супруге) в исполнении его (ее) религиозных обязанностей и обеспечивает всем детям католическое воспитание; бракосочетание следует совершать только в католической церкви. Запрещается обращаться к некатолическому священнослужителю с просьбой совершить какой либо религиозный обряд до или после венчания в католической церкви, разве только в случае, когда этот обряд, по государственным законам, имеет силу обязательного для всех гражданского акта.

Так как христианский брак есть таинство, действие которого вдобавок распространяется на всю жизнь, то приступать к нему следует с величайшим благоговением и чистотою сердца: перед бракосочетанием подобает приступить к таинствам покаяния и Евхаристии.


свящ. С. Тышкевич КАТОЛИЧЕСКИЙ КАТИХИЗИС Саtéсhisme Саthоliquе