О священстве

Священство есть таинство, которое дает власть отправления духовных треб и благодать, необходимую, для достойного исполнения этого служения.
Итак, священство дает:

1) Власть служить Литургию, совершать таинства и проповедовать слово Божие. Цель священства иная, чем других таинств: назначение первых пяти таинств — содействовать личному совершенству тех, кто их принимает; священство же установлено ради блага других — верующих, пасомых. Священник является посредником между Богом и людьми. Он берет на себя двойное служение; с одной стороны, он должен во имя общины, которую он представляет, воздавать Богу должное Ему почитание; с другой стороны, он должен служить орудием, через которое Бог дает людям благодать и истинное учение относительно веры и нравственности.

2) Благодать, помогающую свято исполнять это нелегкое служение. Обязанности священника, в особенности совершение Литургии, так святы, что для достойного их исполнения нужна исключительно великая благодать. При рукоположении священник получает, кроме власти совершать духовные требы, эту особую благодать.

Священство есть истинное таинство Нового Завета. Этот догмат основан на Священном Писании и на Предании.

Уже в Ветхом Завете существовал прообраз христианского священства.

Иисус Христос имел много последователей и учеников. Среди них Он избрал несколько человек для особого служения в Царствии Своем на земле. Не вы Меня избрали, а Я вас избрал и поставил вас... (Иоан. XV; 16). Этим избранным ученикам, Апостолам, Иисус Христос дал власть совершать Пресвятую Евхаристию. Совершив на Тайной Вечери Пресуществление хлеба и вина в Тело и Кровь Свою, Спаситель, обращаясь к Апостолам, сказал: Сие творите в Мое воспоминание (Лук. XXII; 19). Он их поставил во священники. «Сие творите» относится также к преемникам Апостолов, ибо жертвоприношение Тела и Крови Господней имеет существенное значение в Церкви Христовой и должно продолжаться до скончания мира.

Выше мы видели, что Христос дал тем же избранным ученикам власть отпускать людям грехи. Из Деяний Апостолов и из посланий Апостола Павла явствует, что Апостолы совершали и другие Христом установленные духовные требы.

Обряд, дающий власть совершать Литургию и разрешать от грехов, есть подлинное таинство, ибо отвечает определению таинства. Действительно, в нем имеется:

1) Видимый знак, символическое действие; Апостолы, при поставлении кого либо в священники, возлагали на них руки, как видно из слов Апостола Павла: Рук ни на кого не возлагай поспешно (I Тимоф. V; 22).

2) Божественное установление, как было указано выше.

3) Сообщение благодати рукополагаемому. Это тоже доказывается словами Апостола Павла Не неради о пребывающем в тебе даровании (благодати), которое дано тебе по пророчеству с возложением рук священства (I Тимоф. IV; 14). По сей причине напоминаю тебе возгревать дар Божий (благодать), который в тебе чрез мое рукоположение (II Тимоф. 1; 6).

Отцы Церкви уже во II веке доказывали, что власть священства дана не всем, а только избранным и получившим рукоположение. Святой папа Климент Римский и святой Игнатий Антиохийский считали еретиками тех, кто приписываем мирянам власть совершать все церковные требы. Древнейшие богослужебные книги заключают чин поставления священнослужителей.

Из Евангелия и Предания видно, что Иисус Христос, основывая Свою Церковь, дал ей иерархический строй. Это тоже предполагаете священство. Каждый должен разуметь нас, как служителей Христовых и домостроителей тайн Божиих (I Кор. IV; 1).

Таинство священства допускает несколько ступеней; рукополагаемый может получить полноту священнической власти или только часть ее. Высшие ступени это — саны диакона, пресвитера и епископа. Низшие ступени различны в западном и восточном обрядах, но так как они являются скорее только ступенями, ведущими к священству, то это не касается сущности таинства священства.

Диакон имеет своим служением помогать священнику у престола читать Евангелие, проповедовать Слово Божие и т. п.

Пресвитер имеет власть и обязанность служить Литургию и совершать все таинства, кроме таинства священства.

Епископ обладает полнотою священнической власти и потому может совершать все таинства, подставлять священников и управлять определенной частью Церкви. Папа есть пастырь пастырей всей Церкви, все крещеные ему подчинены, он верховный учитель верующих; но в отношении совершения таинств его власть тождественна с властью любого епископа.

Вообще не следует смешивать степени рукоположения с степенями церковной иерархи, священство — с пастырским уполномочением (юрисдикцией). Священство и уполномочение не совпадают; первое имеет своим источником определенное таинство, второе — волю Христа, как высшего Правителя Церкви, Которому «дана всякая власть». Иисус Христос установил не только таинства, но и единую правящую и учащую иерархию, во главе которой Он поставил Петра и его преемников.

Власть священства в большинстве случаев достаточна для действительного совершения таинств; но священник согрешает, когда он пользуется этой властью, не имея уполномочения или разрешения местного епископа.

Существенной «материей» таинства священства является возложение рук. «Форма» священства состоит в словах, которыми епископ передает рукополагаемому власть совершать священнические требы.

Рукоположение в пресвитеры производить следующие действия:

1) Дает власть совершать пресуществление Святых Даров и отпускать или удерживать грехи. Священник поставляется на служение Богу, чтобы приносить дары и жертвы за грехи (Евр. V 1); а так как в Новом Завете есть только одно жертвоприношение — Тела и Крови Христовой —, то совершать Пресвятую Евхаристию является главным назначением священника.

2) Умножает в рукополагаемом освящающую благодать.

3) Дает ему, соразмерно с его предрасположениями, особую «благодать таинства», необходимую для того, чтобы возможно менее недостойным образом совершать святые требы.

4) Подобно крещению и миропомазанию, налагает на рукополагаемого неизгладимую «печать». Кто раз получил действительное рукоположение, тот остается священником во веки веков; низложение и лишение сана могут только отнять у него право исполнять священные требы, но не могут снять с него печать», не могут соделать, чтобы он перестал быть священником.

Совершителем таинства священства может быть только епископ; рукоположение, совершенное лицом, не имеющим епископского сана, недействительно.

Со стороны принимающего это таинство, для действительности рукоположения, требуется, чтобы рукополагаемое лицо было мужеского пола, было крещеным и имело намерение, по крайней мере обычное, принять сан священника. Кроме того, во избежание греха, рукополагаемый должен быть в состоянии благодати, быть свободным от канонических препятствий и обладать подобающими нравственными и другими качествами. Чтобы быть хорошим и счастливым священником, надо иметь призвание к этому святому служению, великую любовь к Христу Первосвященнику, дух самопожертвования и полное бескорыстие; надо стремиться к священству не из каких либо земных расчетов, личных, национальных или сословных. а по побуждениям благодатного, сверхприроднаго порядка. Поэтому не следует упрекать Церковь за то, что она допускает к священству только после долгого и трудного испытания, цель которого — проверить подлинность призвания.

Безбрачие священников в западном обряде основано на словах Апостола Павла: Неженатый заботится о Господнем, как угодить Господу (I Кор. VII; 32) и на увещеваниях некоторых Отцов Церкви (Епифаний, Иероним и др.). Но безбрачие духовенства не есть догмат, и потому Католическая Церковь часто допускает противоположный древний обычай для священнослужителей восточного обряда.


свящ. С. Тышкевич КАТОЛИЧЕСКИЙ КАТИХИЗИС Саtéсhisme Саthоliquе