О сердечном сокрушении о грехах

Сокрушение состоит в отвращении к совершенному греху и в твердом решении не грешить более в будущем.

Сокрушение — самое необходимое в «материи» таинства покаяния. Без сокрушения невозможно получить прощения грехов.

Сокрушение может быть вызвано различными побуждениями. Оно может быть совершенным и несовершенным. Оно называется совершенным, когда побуждением его является совершенная любовь к Богу; кающийся, имеющий это сокрушение, оплакивает свои грехи не из за их последствий — потеря жизни вечной,— но он скорбит потому, что грехи его оскорбили Бога, бесконечно достойного любви. Сокрушение называется несовершенным, когда мы сожалеем о грехе по причине вреда, причиненного им нашей душе; в этом случае побуждениями являются стыд греха и боязнь наказания. В несовершенном сокрушении опятьтаки могут быть различные степени; самая низшая степень это, так называемая, «боязнь рабски раболепная», в которой есть один лишь страх наказания и нет никакого отвращения к греху; ясно, что такого рода сокрушение недостойно христианина и неприменимо в таинстве.

Подлинное христианское сокрушение о грехах, как совершенное, так и несовершенное, должно обладать следующими качествами:

1) Оно должно быть внутренним и искренним. Истинное сокрушение не состоит ни в словах, ни в дрожании голоса; оно коренится в воле. Тем не менее на исповеди должно выразить чем либо свое сокрушение и чтобы священник мог убедиться в его наличии.

2) Оно должно быть сверхприродным, быть вызванным под влиянием благодати побуждениями сверхприроднаго характера, верою в истины Откровения. Человек, который сожалеет о грехах по соображениям чисто людским (например, страх потерять здоровье или состояние), не имеет сверхприроднаго сокрушения.

3) Следует ненавидеть грех более, чем всякое иное зло. Мы должны быть готовы скорее лишиться всего, чем совершить грех.

4) Сокрушение должно простираться на все смертоносные грехи, должно быть всеобщим, ибо благодать и любой смертоносный грех несовместимы. Впрочем, нет надобности сожалеть по очереди о каждом грехе в отдельности, достаточно ненавидеть грехи свои все вместе. Хотя для действительности таинства не требуется сокрушения также и о повседневных грехах, но было бы признаком духовной вялости не распространять его и на легкие проступки.

Совершенное сокрушение отпускает грехи само по себе. Действительно, это сокрушение всегда предполагает совершенную любовь к Богу, а о любви часто говорится в Священном Писании, что она имеет силу прощать грехи. Христос прощает много тем, кто возлюбил много (Лука VII; 47). Тем не менее, для отпущения грехов необходимо тоже желание принять таинство покаяния, ибо Иисус Христос установил это таинство именно для отпущения смертоносных грехов. Итак, совершенное сокрушение без таинства обеспечивает нам прощение смертоносных грехов только в том случае, если нет возможности исповедаться.

Вне таинства покаяния несовершенное сокрушение недостаточно для получения отпущения смертоносных грехов. В душе, лишенной освящающей благодати, оно не уничтожает даже повседневных грехов. На исповеди несовершенное сокрушение является достаточным для получения прощения грехов, если побуждения его сверхприродны и не вытекают из «рабски раболепного» страха. Если бы совершенное сокрушение было безусловно необходимым для получения прощения грехов, если бы оно, и только оно, отпускало грехи, то установление таинства покаяния было бы излишним и бессмысленным. Сверхприродное, хотя и несовершенное, сокрушение располагает и ведет к сокрушению совершенному, порождает любовь к Богу и потому очень угодно Ему. Блудный сын в евангельской притче тоже имел лишь несовершенное сокрушение; однако отец принял и обнял его.

Подлинное сокрушение немыслимо без твердого намерения не оскорблять Бога сознательным грехом. Заметим, что такое намерение и решимость возможны и при опасении в будущем вновь впасть в грех: бояться несчастия не значит желать его. Намерение не грешить должно быть действенным и всеобщим. Надо избегать всех поводов, ведущих ко греху; надо употреблять все средства, чтобы более не грешить. Решимость не грешить должна распространяться на все смертоносные грехи, как те, которые были совершены, так и те, которые возможны в будущем. Ревностный христианин, конечно, распространяем решение не грешить и на легкие грехи, хотя они и не уничтожают освящающей благодати.

Лучшее практическое правило здесь, как и вообще относительно таинства покаяния, это — видеть в Боге бесконечно любящего Отца.


свящ. С. Тышкевич КАТОЛИЧЕСКИЙ КАТИХИЗИС Саtéсhisme Саthоliquе