О признаках истинной Церкви

Истинная Церковь узнается по наличии в ней четырех (совместно) свойств: верую в единую святую, вселенскую и Апостольскую Церковь.

1) Верую в единую Церковь.

Единство – признак совершенства. Ясно, что в земной Церкви, основанной Самим Спасителем, должно быть совершенное богочеловеческое единство во всем: в вере, в иерархии. Церковь – одно тело, один сверхнациональный организм, а не собрание нескольких автокефалий. Одного невидимого духовного единства недостаток но, ибо все сравнения, притчи и предсказания Св. Писания о Церкви предполагают полное, видимое и невидимое, единство Церкви: Церковь есть один град одна издалека видимая гора, одно дерево, одно стадо, одно поле, в котором есть доброе семя и плевелы, один невод улавливающий «хорошее и худое» (Матф. ХIII). В невидимой благодатной части Церкви плевел и худого быть не может, это возможно только в видимой Церкви. Оттого Ап. Павел учит, что Церковь есть не только один дух, но и одно тело, одно видимое общество (Ефес. IV; 4). Единство Церкви не допускает тоже возможности существенных перемен в строе Церкви в различные эпохи ее существования.

Догмат единства Церкви вытекает из обещания Христова, данного Петру: Ты Петр (утес, скала, камень), и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ея (Мф. XVI; 18), и из обещания, данного всем Апостолам, возглавляемым Петром: И се я с вами во все дни до скончания века (Мф. ХХѴIII; 20), обещания, которое относится и к преемникам Петра и Апостолов, так как Петру и подчиненным ему Апостолам не дано жить «до скончания века». Христос не может не исполнить Своего обещания; но если бы Церковь распалась, перестала быть единой, то это было бы величайшей победой врат ада над ней, пребывание Христа с апостольской иерархией было бы напрасным, обещания Христовы оказались бы ложными.

Итак, сомневаться в том, что видимая Церковь Христова постоянно пребывает единой, то же, что утверждать, что Христос не властен исполнить Своего обещания, не всемогущ, не Бог. Церковь не распалась на восточную и западную, или на католичество, православие и протестантизм: подобные утверждения – богохульство; но от единой, неделимой и непреодолимой Церкви Христовой откололись многочисленные христианские общины, переставшая тем самым принадлежать к единой вселенской Церкви. Не следует говорить о «соединены Церквей», а о воссоединении с Церковью отпавших от нее христиан.

2) Верую в святую Церковь.

Церковь свята, во-первых, тем, что благодать в ней бьет ключом, в ней изобилуют святые подвижники, мученики, девственники, Во-вторых, она свята в том смысле, что свято хранит великие заветы морали Христовой: любовь, основанную на смиренном послушании пастырям, нерасторжимость христианского брака и проч. Вне истинной Церкви эти заветы искажены или забыты. Христиане, пребывающие вне подлинной Церкви, приближаются к святости лишь постольку, поскольку, не по вине своей, ошибаясь в закономерной иерархии, фактически следуют началам, вполне принятым только истинною Церковью (Серафим Саровский, напр.).

3) Верую во вселенскую Церковь.

Греческое слово «католикэн» на русском языке обыкновенно переводят словом «соборную»; перевод этот неточен и может ввести в заблуждение; слово «католикэн» обозначает – «католическую» (кафолическую), т. е. вселенскую. Подлинная Церковь Христова, в отличие от раскольнических церквей, есть религиозное общество, в котором братски объединены люди всех народов, всех сословий всех характеров. Истинная Церковь не может быть ни «англиканскою», ни «американскою», ни «греческою», ни «восточною», ни «испанскою», ни сопоставлением или сочетанием нескольких поместных автокефальных церквей. Церковь Христова дает возможность развиваться всем культурам, даже более других «церквей» способствует этому развитию и охраняет этнические особенности разных народов, но сама она выше всех культур и потому не отождествляется ни с одной из них.

4) Верую в Апостольскую Церковь.

В Церкви должна быть закономерная преемственность от Апостолов. Видимый глава Церкви должен быть преемником Апостола Петра. Церковь раскрывает учение Апостолов, выводит из него прямые заключения, между тем, как в отпавших религиозных общинах или вводятся учения, противоречащие наставлениям Апостолов, или же эти наставления «хранятся под спудом», не раскрываясь и мало влияя на жизнь. Наконец, в подлинной католической Церкви Христовой никогда не угасает дух апостольского проповеднического рвения; нет той страны на земном шаре, где бы миссионеры истинной Церкви не подвизались и не проливали крови за веру.

Для всякого, кто свободен от пристрастия и предрассудков, вполне ясно, что одна лишь Католическая Церковь обладает совокупностью и полнотою этих четырех основных признаков подлинной Церкви Христовой.

О Церкви вообще

Догмат единой, святой, католической (вселенской) и Апостольской Церкви, был провозглашен на втором Вселенском Соборе.

Церковь разделяется на:

1) Торжествующую, состоящую из душ, уже наслаждающихся вечным блаженством; в этом смысле Церковь есть невидимое, чисто духовное общество святых, не нуждающееся ни в Соборах, ни в папстве, ни в таинствах.

2) Воинствующую или земную Церковь, которая борется на земле с «вратами ада» среди гонений и смятений; земная Церковь ведет к торжествующей, она есть единственный установленный Христом путь спасения; вот почему в катехизисах и богословских книгах ей уделяется столь много внимания.

3) Страждущую Церковь, к которой принадлежат души находящихся в чистилище.

Господь наш Иисус Христос, хотя и постепенно, но лично основал Свою Церковь. Сначала Он возвестил грядущее установление Церкви; затем Он избрал, обучил и воспитал двенадцать Апостолов.

Он обещал сообщить им власть учить и освящать верующих и управлять Церковью; наконец, после Воскресения Он осуществил Свое обещание. Он сообщил Апостолам необходимые полномочия: Дана Мне всякая власть на небе и на земле: итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам; и се Я с вами во все дни до скончание века (Матф. XXVIII; 18–20). Из этих слов явствует, что Иисус Христос основал видимое религиозное общество, которым правит и которое обучает единая иерархия Христова; е ней Он пребудет до скончания века, и потому кто слушается ее, тот слушается Самого Христа, а кто ее отвергает, тот отвергает Христа (Лука X; 16). И действительно, из Деяний Апостолов видно, что зарождающаяся Церковь была одним видимым и постоянным обществом верующих, которые под руководством «учащей Церкви», Апостолов, стремились к совершенству благодатной жизни; Апостолы, объединяемые первоверховным Петром, основывали новые общины, назначали епископов, раскрывали верующим догматические истины.

Церковь, будучи Невестой Христовой, подобно своему Жениху, обладает, и притом не случайно, а существенно, – невидимой божественной благодатью и свойствами видимого человеческого общества. Она – царство сверхчеловеческой любви, в ней есть полнота и совершенство чисто духовных ценностей. И в то же время она есть совершенное человеческое общество, снабженное полнотою свойств видимого человеческого объединения, общественного организма. И подобно тому, как все ереси против христианских догматов об Иисусе Христе сводились к отрицанию того или иного божественного или человеческого свойства в ипостасном единение двух природ, так и все ереси против Церкви сводятся к отрицанию в существе Церкви той или иной божественной черты или того или иного элемента совершенного человеческого общества.

Из сказанного уже становится очевидным, что в земной Церкви Христовой должна быть одна постоянная верховная духовная власть, которая именем Христовым разрешала бы догматические споры и сомнения, объединяла бы пастырей и архипастырей и устраняла бы все причины к разногласиям между поместными частями единой Церкви. Иисус Христос, передавая всем Апостолам равные пастырские и священнические полномочия, в то же время одному Симону велел называться «Петром», т. е. скалою, утесом (Марк III; 16), ему одному обещал, что на нем построит Свою Церковь и даст ему ключи Царства Своего (Матф. XVI); одному Петру Христос поручил «утверждать» в вере братьев, Апостолов (Лука XXII 32); одному Петру Спаситель торжественно и троекратно передал власть пасти все Свое стадо, агнцев и овец (Иоан. XXI; 15–17). А так как Иисус Христос обещал всегда пребывать со Своей иерархией (Матф. XXVIII; 20) и не допустить, чтобы Церковь, построенную на Петре, преодолели врата ада (Матф. XVI; 18), то отсюда вытекает прямой вывод, что среди преемников Апостолов – епископов – должен быть один, являющийся преемником верховного Апостола Петра; таковым и есть, по единогласному признанию Отцов и Вселенских Соборов, Римский епископ, Папа, видимый глава всей земной Церкви Христовой. В окончательном разрешении догматических сомнений верующие зависят от епископов, а епископы – от Преемника Петра на Римской кафедре, ибо Христос поручил чад Церкви Апостолам, и Петру велел утверждать в вере Апостолов, а не наоборот.

Об Иисусе Христе - Главе Церкви

Католическая Церковь всегда учила, что Христос есть божественный Глава Церкви. С особенной настойчивостью подчеркнули эту истину последние Вселенские Соборы, Тридентский и Ватиканский.

Церковь есть не только «общество» верующих; она представляет собою своего рода живой организм, жизненное начало которого есть сам Иисус Христос: она – «мистическое тело Христа». Учение это имеет глубокое обоснование во всем Новом Завете, но оно особенно выступает в посланиях Ап. Павла.

Ибо как тело одно, но имеет многие члены, и все члены одного тела, хотя их и много, составляют одно тело, – так и Христос. Ибо все мы одним Духом крестились в одно тело, Иудеи или Еллнны, рабы или свободные, и все напоены одним Духом (I Кор. XII; 12, 13). В той же главе Апостол указывает на внутреннюю связь между главенством Христа в Церкви и необходимостью видимой учащей иерархии: И вы – тело Христово, а порознь – члены. И иных Бог поставил в Церкви во первых Апостолами, по вторых пророками, в третьих учителями... (27, 28). Ту же мысль о связи между иерархическим строем Церкви и единением верующих в благодатной жизни мы находим в послании к Ефесянам: Одно тело и один дух... И он (Христос) поставил одних Апостолами, других пророками, иных Евангелистами, иных пастырями и учителями, к совершению святых, на дело служения для созидания тела Христова (IV; 4, 11, 12). Итак, послушание поставленной Христом иерархии пастырей необходимо, не столько ради внешнего порядка, сколько ради достижения святости, ради, созидания Тела Христова»; без повиновения подлинной учащей Церкви немыслимо действительное благодатное главенство Христа в мистическом Теле Христовом.

Выражение «мистическое тело» еще не встречается у св. Павла. Однако, он уже связывал понятие «тело Церкви» с понятием «мистерии», тайны: Ныне радуюсь в страданиях... за Тело Его, которое есть Церковь, которой сделался я служителем... чтобы исполнить слово Божие, тайну, сокрытую от веков... (Колосс. I; 24–26). Церковь принято называть «мистическим», таинственным Телом Христа в отличие от физического Тела Его.

Христос – Глава Церкви в том смысле, что Он сообщает ее членам благодатную жизнь, сверхъестественное участие в Божеской жизни, дары Духа Святого. Но Он тоже Глава, как единственный высший правитель Церкви; Па¬па, епископы и прочие церковные пастыри – только Его орудия, подобно тому, как муж является орудием власти Бога над женой (I Кор. XI; 3). Наконец, Христос наш Глава и в том смысле, что Он является нашим вождем и образцом, примеру Которого мы обязаны следовать во всем: Он прощал Своим врагам и мы тоже должны охотно прощать обидчикам; Он был кроток, и мы должны совершенствоваться в кротости; Он был послушен «до смерти крестной», и мы должны подчинить наш разум и нашу волю законным пастырям, орудиям Божьего Провидения.

О безошибочности Римского Епископа

Безошибочность не то же, что безгрешность. Никому из смертных не дано быть безгрешным по природе или по занимаемому им положению; один только Христос по природе безгрешен. Папа не безгрешен, у него есть свой духовник, перед которым он кается в своих грехах. Папа называется обыкновенно «Святым Отцом», но под этим названием понимается лишь святость сана.

Безошибочность Римского Епископа не касается частной жизни Папы, а только его служения, в своих частных поступках Папа может заблуждаться и ошибаться, Далее, Папа не обладает даром безошибочности, когда он не учит, а только действует как священник, епископ, правитель и законодатель Церкви. Поэтому может случиться, что он допустить какую ни будь ошибку при совершении таинств, что он издаст какой либо церковный канон, который со временем окажется нецелесообразным и будет отменен. Во всех подобных случаях безошибочность не причем. Папа не безошибочен и тогда, когда он излагает учение, не касающееся веры, или когда он излагает богословское учение, но не «торжественно», а частным образом. Итак, Папа может ошибаться даже в учении о вере, если он излагает это учение не в качестве вселенского учителя и верховного пастыря Церкви, а в качестве, например, ученого, писателя или проповедника.

Римский Епископ не может ошибаться (вернее – Провидение не может допустить, чтобы он ошибся) тогда, когда он, как верховный учитель всей Церкви, определяет, что такое то учение открыто свыше, и что ему нужно верить под страхом церковного отлучения. Такое торжественное пояснение смысла божественных истин называется учением «с кафедры» и обладает свойством безошибочности. Все же прочие папские послания, постановления и т. п., хотя и достойны глубочайшего внимания и обязательны для чад Церкви, не обладают однако тою безошибочностью, в силу которой им надлежало бы верить под страхом отпадения от Церкви.

Достаточным стражем истины в Церкви не могут считаться ни сам народ, в котором всегда бывают разногласия и которому Христос не поручал поучать своих пастырей, ни отдельные епископы, ни даже Вселенские соборы без Папы. Верховным учителем и стражем подлинного православия был поставлен Ап. Петр и его преемники. Не народу и не собранию иерархов, а Ап. Петру Иисус Христос поручил «утверждать в вере братию». С этим сопряжена обязанность со стороны паствы – согласовать свою веру с верою верховного учителя, ибо было бы нелепо вменять кому ни будь в обязанность учить других, если бы никто не был обязан слушаться его.

Учение о папской безошибочности не ново. Папы первых веков провозглашали не что иное, как свою безошибочность, когда они окончательно осуждали еретиков еще до созыва Собора, когда они запрещали Вселенским Соборам спорить по тем вопросам, которые были уже решены ими самими; так поступали Папы – св. Келестин на третьем и св. Лев Вел. на четвертому Вселенских Соборах; и вся Церковь охотно подчинялась подобным решениям Апостольского Римского Престола. Отцы Вселенских Соборов принимали папские догматические постановления возгласами: «Петр вещал через Льва (Агафона и друг.)». В VI в. восточные епископы подписались под исповеданием веры, в котором между прочим говорится: «Не может пройти даром слово Господа нашего Иисуса Христа, сказавшего: Ты Петр (камень) и на сем камне Я создам Церковь Мою... Сказанное подтверждается и на деле, ибо на Апостольском (Римском) Перестое всегда сохранялась неповрежденною вселенская вера...». Это так наз. «формула п. Гормизды». Вся древняя Церковь единогласно верила, что без согласия Папы никакое догматическое постановление не может иметь силы окончательного решения, обязательного для всех, Ватиканский Собор 1870 года не ввел никакого новшества, а облек только это веру в форму ясного положительного догматического определения.

Папское главенство не противоречит главенству Иисуса Христа, ибо всецело вытекает и зависить от него. Точно так же и высшее выражение этого главенства – безошибочность – вытекает из безошибочности Того, Кто, поручил Петру утверждать в вере братию.

Заметим еще, что высшая архипастырская власть Папы в Церкви Христовой имеет не только догматическое и каноническое значение; она является тоже мощным двигателем благодатно–мистической жизни верующих, ибо сыновнее послушание законным пастырям порождает смирение и любовь к Богу, которые открывают доступ к сердцу обильной благодати Божией и дарам Духа Святого.

О том, что вне Церкви нет спасения

Невозможность достижения вечного благодатного спасения иначе, как через Церковь Христову, есть один из основных догматов христианства. Этот догмат, осуждает, между прочим, протестантскую теорию равноценности разных вероисповеданий и налагает на всех чад Церкви, в особенности на душепастырей, обязанность призывать всех к вступлению в лоно истинной Церкви Христовой на земле (1 Кор. IX; 16).

Бог даровал нам жизнь вечную, и сия жизнь в Сыне Его. Имеющий Сына Божия имеет жизнь; не имеющий Сына Божия не имеет жизнь (I Иоан. V; 11,12). Но иметь Сына может лишь тот, кто слушается законных пастырей, преемников Апостолов, которым Христос сказал: Слушающийся вас, Меня слушает, и отвергающейся вас, Меня отвергается; а отвергающейся Меня отвергается Пославшаго Меня. (Лука X; 16). Если (брат твой) и Церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь, Истинно говорю вам: что вы свяжете на земле, то будет связано на небе. (Матф. ХVII; 17,18).

Христос есть Глава одной только, Своей Церкви одного только таинственного Тела. И нельзя спастись иначе, как через принадлежность к этому Телу Церкви.

Свв. Отцы, в борьбе с язычеством, ересями и расколами, постоянно настаивают на этом догмате. «Кто следует основателю раскола, тот не унаследует Царства Божия», пишет св. Игнатий Богоносец (К Филад. III; 1–3), «Не имеют участия в Духе Святом те, кто не спешат к Церкви», учит св. Ириней (Против Ересей, III 24). Известны грозные слова св. Киприана: «Не может иметь Бога отцом тот, кто не имеет Церковь матерью». (Об единстве Католической Церкви, 6); и еще; «Нет спасения вне Церкви» (Письмо 73). «Кто отделен от Католической Церкви..., тот отделен от единства Христова и не будет иметь жизни», утверждает блаж. Августин. Итак, долг христианской любви к ближнему требует, чтобы мы облегчали ближнему познание истинной Церкви.

Следует заметить, что только греховное разлучение с Церковью лишает христианина спасения. Господь бесконечно справедлив, Его правосудие карает только сознательное пребывание вне Церкви. Лишается спасения еретик или раскольник, который не хочет присоединиться к истинной Церкви по личным, семейным, политическим или иным земным побуждениям, или который по лености и нерадению не ищет подлинной Церкви Христовой. Кто находится вне Церкви по неведению и притом искренно желает скорее лишиться всего, чем нарушить волю Христову, тот душою на деле принадлежит к Церкви, и Бог не лишит его спасающей благодати; Бог милостив к заблуждающимся не по вине своей, а по посторонним причинам. Но горе тому христианину, который продает жемчужину истинной Церкви за чечевичную похлебку, хотя бы и самых благородных земных достижений!

Бог так милосерд, что даже язычник может быть спасен, если только он до самой смерти оставался верным естественному божественному закону и во всем руководствовался своею совестью; но и он спасается только заслугами Христа и молитвами Церкви. Само собою ясно, что в лишенном света Христова язычестве гораздо труднее достигнуть спасения, чем в христианстве. Поэтому обязанность проповедовать Евангелие «всей твари» остается в силе.

свящ. С. Тышкевич КАТОЛИЧЕСКИЙ КАТИХИЗИС Саtéсhisme Саthоliquе